Как закон о декриминализации медицинской деятельности дискриминирует “бесплатных” пациентов


image

01.04.2024 11827

Группа депутатов и сенаторов внесла в Госдуму законопроект о декриминализации медицинской деятельности. Понятие «медицинская услуга» в законодательстве предлагается заменить на «медицинское вмешательство». По мнению авторов законодательной инициативы, это не только повысит престиж профессии врача, но и обезопасит его от уголовного преследования. Значит ли это, что пациентам станет еще сложнее привлечь медиков к ответу в случае неблагополучного исхода лечения?

Законопроект об отказе от термина «медицинская услуга» был внесен в Госдуму 20 марта. В соответствии с предложенными поправками, термин «медицинская услуга» в законах «Об основах охраны здоровья граждан» и «О защите прав потребителей» будет заменен на «медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение».

Зачем это нужно? Чтобы вывести действия врачей из-под закона о защите прав потребителей, ограничить применение статьи 238 Уголовного кодекса РФ “Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности” в отношении медицинских работников. В случае причинения тяжкого вреда здоровью, а также в случае смерти человека санкция статьи предусматривает до шести лет лишения свободы. Таким образом авторы законопроекта рассчитывают частично декриминализировать работу медиков.

Уточняется, что термин «медицинская услуга» будут продолжать использовать в документах, связанных с финансированием и лицензированием медицинской деятельности, в номенклатурах в сфере здравоохранения, для формирования клинических рекомендаций и стандартов медицинской помощи и в сфере санаторно-курортного лечения.

Применение к медицинской деятельности термина «услуга» на практике сводится к требованию применять общеизвестное правило — «потребитель всегда прав», поскольку услуга в рамках указанного закона подразумевает удовлетворение требований потребителя, считают авторы поправок.

«Для граждан оказание медицинской помощи зачастую связано с таким понятием, как «медицинская услуга», ассоциируя медицинских работников с лицами, оказывающими услуги, а не людьми, помогающими своим пациентам. Законопроект разработан в целях повышения престижа врачебной профессии и декриминализации деятельности по оказанию медицинской помощи», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

«Врача сегодня все-таки нельзя подвергать судебному преследованию, — заявлял в 2022 году министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко в эфире телеканала «Культура». — Врач работает в своей клинической практике с весьма сложными больными, и есть ряд ситуаций, которые действительно могут вызывать сложности диагностики. Но во врачебной практике декриминализация врачебной деятельности — важная компонента. У врача не должно быть ощущения даже какого-то страха перед этим преследованием».

Глава комитета по охране здоровья Бадма Башанкаев отмечает, что для многих врачей очень болезненно то, что их работу считают “услугой”. А из-за того, что любой неуспех в лечении может обернуться уголовным преследованием, врачи уходят из профессии, по крайней мере из тех специальностей, где риски “не помочь” выше. Так, сегодня в России наблюдается недостаток хирургов, анестезиологов, травматологов, гинекологов и врачей других профилей, особенно экстренных, где надо принимать быстрые решения, и велика вероятность попасть под статью. С другой стороны, спокойно работающий медицинский персонал, без постоянного страха оказаться наказанным за свою ежедневную работу, — это безопасность и уверенная помощь пациенту, уверен депутат.

Работа над документом, по его словам, велась более трех лет, так как он затрагивает непростые проблемы.

“Врачи стоят на защите наших жизней и здоровья, но никак не оказывают услуги, — согласна с Башанкаевым его коллега, депутат Государственной Думы РФ, член комитета по охране здоровья Юлия Дрожжина. — Их труд ни в коем случае не должен приравниваться, например, к стрижке в парикмахерской или маникюру. Без этих услуг человек может обойтись, а вот без медицинской помощи в тяжелой ситуации — нет”.

В целом в отрасли поддерживают эту позицию, говорит глава профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. Для многих врачей это чувствительный вопрос еще и потому, что подсознательно термин «услуга» связан с потребительским отношением со всеми вытекающими последствиями, сказал эксперт. При этом результат борьбы с болезнью в отличие от стандартов качества услуги не всегда предрешен. Но когда возбуждаются уголовные дела, начинается долгое следствие, и даже в случае оправдательного вердикта это негативно влияет на врача и его близких.

Среди медиков нет уверенности, что разработанные поправки полностью декриминализируют врачебную деятельность. Однако преступления, которые попадают под ст. 238, из-под которой авторы законопроекта хотят вывести работу врачей, имеют большой срок давности — 10 лет, а потому она часто применяется. Поэтому, как считает Коновал, принятие поправок положительно отразится на работе врачей.

А вот юристы крайне скептически отнеслись к предлагаемому “жонглированию терминами”. Они также указывают на то, что подобные нормы являются дискриминационными по отношению к пациентам, которые лечатся по полису ОМС.

«Противоречивым представляется мнение авторов законопроекта о том, что основной причиной формирования практики применения к медицинской деятельности ст. 238 УК является то, что медпомощь определена как услуга, , — комментирует адвокат Адвокатской конторы № 10 Нижегородской областной коллегии адвокатов Ирина Батурина. — Вне зависимости от того, какая помощь оказывается пациенту, она должна отвечать его интересам и быть безопасной, с учетом разумных и обоснованных рисков. Также, вне зависимости от того, является ли полученная пациентом помощь платной или бесплатной для него, она носит возмездный характер, а следовательно, отвечает определению услуги».

По оценке Батуриной, исключение медицинской помощи из сферы услуг не изменит базовых принципов ее оказания, поскольку умышленное несоблюдение медработниками требований к оказанию пациенту конкретного вида медицинской услуги является нарушением правила о безопасности медицинской деятельности. В то же время вопрос умысла в действиях медработников должен оцениваться применительно к каждому событию, подчеркнула эксперт.

Инициаторы поправок убеждены, что обсуждаемые изменения помогут повысить престиж профессии медработника, избавив общество от ассоциирования медицинской помощи со сферой оказания услуг. «Думаю, это не сработает из-за особенностей правовой культуры общества, а также из-за большой нагрузки на врачей всей системы здравоохранения», – высказывает мнение член президиума Ассоциации юристов медицинских клиник Анна Яресько.

К тому же, по ее мнению, предложенная инициаторами дефиниция выглядит незавершенной и может создать путаницу в терминологии других нормативно-правовых актов, которые также требуют внесения изменений.

“Терминологическое “жонглирование” кардинально правоприменительный ландшафт не изменит, поскольку право работает не так, как, возможно, видится авторам проекта», – убеждена адвокат, управляющий партнер ONEGINGROUP Ольга Зиновьева.

Что касается попытки вывести медицинскую помощь, оказываемую в рамках базовой и территориальных программ госгарантий, из-под действия законодательства о защите прав потребителей, то это предложение, по оценкам эксперта, носит дискриминационный характер по отношению к пациентам, получающим медпомощь бесплатно.

“Принятие закона о декриминализации врачебной деятельности — очередная глупость, которую можно даже не обсуждать. Я считаю, это пустой выхлоп, — резюмирует доктор юридических наук в области медицинского права Александр Мохов. — Поймите, нельзя в принципе декриминализировать какую-то отдельную профессию. Даже в СССР медиков, бывало, привлекали к уголовной ответственности. А сейчас более 7 тыс. уголовных дел по таким статьям ежегодно возбуждаются”.

Наконец директор Института экономики здравоохранения ВШЭ Лариса Попович считает, что вполне достаточно было скорректировать закон о защите прав потребителей, выведя из-под его действия «в какой-то части» термин «медицинская услуга». 

«В принципе мы все потребители, в том числе и медицинской помощи. За эту помощь врачи получают деньги, следовательно, это услуга обществу. Они служат обществу, общество их нанимает, чтобы они оказывали помощь тому, кто нуждается. Это жуткое неприятие врачами термина "услуга" скорее искусственно спровоцировано, — предполагает Попович. — Станет ли лучше для пациента? Это мы увидим».

Вадим Винокуров

Для размещения Вашей информации на портале воспользуйтесь системой "Public MEDARGO"

Публикации