Запас времени исчерпан


image

02.12.2021 2174

Создание антибактериальных лекарств в середине прошлого века спасло миллионы жизней. Однако со временем медицина столкнулась с тревожными последствиями - постепенно у микробов формируется устойчивость к действию этих лекарств, а значит, у врачей не остается надежного оружия в борьбе с опасными инфекциями.

Сегодня проблема антибиотикорезистентности стала одной из самых больших для здравоохранения всего мира. О том, почему она особенно тревожит врачей в настоящее время, "РГ" беседовала с сопредседателем Всероссийского союза пациентов, доктором медицинских наук, профессором Яном Власовым.

Ян Владимирович, почему проблема обострилась именно сейчас?

Ян Власов: Проблема нарастала все последние годы, но в период пандемии мы столкнулись с тем, что до 70 процентов летальных случаев после ковида связано именно с этим. Нередко в добавление к коронавирусу пациент стационара подхватывает еще и больничные инфекции, которые требуют лечения антибиотиками, подчас очень дорогими. Для государства затраты на это составляют до 300 миллиардов рублей в год. Но и это еще не все - проблема антибиотикорезистентности гораздо шире.


Каковы причины роста?

Ян Власов: Первая причина - у нас практически отсутствует контроль за назначением и потреблением антибиотиков. Согласно аптечной статистике, в 2020 году антибиотиков стало закупаться в 8-10 раз больше, чем в 2019-м. Их бесконтрольно покупают сами люди - не по рецепту врача, а по собственному усмотрению. Многие при первых же признаках простуды начинают глотать антибиотики. В результате у них возникают популяции микробов, которые приспосабливаются к действию этих препаратов. И в случае реальной необходимости применения антибиотиков при тяжелой инфекции они просто не действуют на возбудителя. По данным Института дезинфектологии РАН, например, устойчивость к золотистому стафилококку, из-за которого возникает много внебольничных пневмоний, на сегодняшний день составляет около 70 процентов. Это значит, что таким больным рутинные антибиотики не помогут, нужны особые, дорогостоящие, которых в больницах нет.

Значит, виноваты мы сами, когда занимаемся самолечением? А какие еще причины усугубляют проблему?

Ян Власов: Вторая причина - у нас "криво" делают дезинфекцию в стационарах - не по назначению, не под наблюдением специалистов, какими являются клинические эпидемиологи. В больницах занято всего лишь 36 процентов таких вакансий от потребности, и то чаще всего их занимают терапевты на полставки. Так что можно сказать, что у нас клинической эпидемиологии и таких специалистов сейчас практически нет. Вот и результат.

Для каких категорий пациентов антибиотикорезистентность наиболее характерна и опасна?

Ян Власов: Сейчас это прежде всего ковидные больные. Все пациенты с тяжелыми хроническими заболеваниями: это, например, муковисцидоз, все аутоиммунные заболевания, пациенты после пересадок органов и тканей, с некоторыми формами рассеянного склероза, с ревматоидными проявлениями, после инфарктов-инсультов, все лежачие больные. В общем, очень широкий круг людей, для которых устойчивость к антибиотикам может стать фатальной.

Какие решения, по мнению ВСП, необходимо реализовать для улучшения доступа к антибиотикам и улучшения качества медицинской помощи?

Ян Власов: Нужен комплекс мер. Сейчас, к сожалению, ответы на эти вызовы мы даем не системно. На первом месте - проблема отсутствия врачей-клинических эпидемиологов. Вторая проблема - регуляторика системы дезинфекции, которая нередко и формирует внутрибольничные инфекции. Третья проблема - организация закупок. Антибиотики должны назначаться уже через 4 часа после постановки диагноза. Но для этого они должны иметься в больнице. А на практике их нет, больница организует закупку через аукционы, а это требует нескольких суток. Такой порядок тоже надо изменить. А самое главное - нужна концепция обеспечения антибиотиками и борьбы с резистентностью. Вот наши родильные дома - золотистый стафилококк, который там поселяется, вытравить ничем нельзя. Когда за рубежом строится новое лечебное учреждение, в течение 4-5 лет оно может служить роддомом, через 5 лет его передают хирургическому отделению, еще через 5 лет из хирургии - в терапию, а через 15 лет его просто разрушают. У нас здания роддомов часто стоят десятки лет, но никакие ремонты, никакие дезинфекции не помогают - стафилококк остается.

Можно ли сформировать более ответственный подход к самолечению антибиотиками?

Ян Власов: Образовательные проекты для населения, социальная реклама, совместные мероприятия с врачебными ассоциациями - это надо делать. Но самое главное - повлиять на поведение пациента врач, а для этого пациент должен ему доверять. А чтобы это доверие завоевать, врачу нужно больше, чем 12 минут на прием. Сейчас он должен пациента обследовать, занести данные в электронные формы, переписать их на бумажные носители, потому что суд принимает только их. И на этом время у него заканчивается. В 2018 году ВСП провел исследование: за год более миллиона человек обратились за помощью к различным целителям. И это связано с кризисом доверия. Сейчас мы видим наглядно на примере отказов от вакцинации, насколько люди не доверяют официальной медицине. Здесь очень многое было сделано неверно, решения, которые должны были приниматься эпидемиологической службой, стали приниматься политиками. Отсюда и реакция - и врачи не доверяют, а уж если они не доверяют, то, понятно, и пациенты.

ВСП тесно работает с врачебными ассоциациями, с главными специалистами. А можете ли вы довести свою позицию до министерства здравоохранения?

Ян Власов: Конечно, у нас много таких возможностей, и нас слышат. Проблема антибиотикорезистентности возникла не сегодня, но она чрезвычайно обострилась в связи с пандемией. Принимать меры надо немедленно.




РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА
Источник: ( https://rg.ru/2021/12/02/pandemiia-obostrila-vopros-ustojchivosti-k-antibiotikam.html )

Для размещения Вашей информации на портале воспользуйтесь системой "Public MEDARGO"

Публикации